?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Аббатство Сен-Дени

    В начале XII века французские короли, по сравнению с другими мо­нархами, играли еще довольно скромную роль в политической жизни. Их наследственные земли со всех сторон были окружены территориями, принадлежавшими более влиятельными француз­ским феодалами. Однако, французские монар­хи отличались от них более грандиозными амбициями: они претендовали на господство над всей Францией, ссылаясь на свою причастность к наследию императорской власти Карла Великого, коро­нованного в Сен-Дени в 754 году как короля франков.




    Здесь же позднее был погребен внук Карла Великого, император Карл Лысый. О важности поддержания традиции Каролингов, свидетельствует решение аббата Сугерия начать реконструкцию Сен-Дени с восстановления памятника Карлу Лысому.




    Здесь были захоронены не только франкские короли и представители династии Меровингов. В Сен-Дени расположилась также гробница святого Дионисия (Дени), покровителя Франции. В Средние века, легендарного первого епископа Парижа путали с Дионисием Ареопагитом, учени­ком апостола Павла, которому приписывались чрезвычайно важные в христианской традиции сочинения Псевдо-Дионисия (созданные, вероятно, в Сирии около 500 г. н.э.). В этих влиятельных трудах по­лучила развитие теория небесных иерархий, согласно которой ко­роль являлся представителем Бога на земле. Для сторонников этой теории восстановление монархической власти было не самоцелью, а частью божественного плана Спасения, важное место в котором отво­дилось французским королям. Таким образом, церковь аббатства Сен-Дени играла сложную и значительную роль в национальной политике французских монар­хов.
В архитектуре и дизайне интерьера церкви аббатства Сен-Дени нашли отражение две идеологичес­кие стратегии, осуществлявшиеся в целях укрепления королевской власти в XII веке.



















    Первая заключалась в возрождении старинных традиций, благодаря чему французские короли могли утвердиться в качестве прямых потомков законной королевской династии и заре­комендовать себя достойными этого наследия. Вторая стратегия состояла в пропаганде новых идей, направленной на искоренение памяти о событиях недавнего прошлого. Иными словами, новое (как в политике, так и в архитектуре) рассматривалось как средство оце­нить по достоинству и возродить старое. Готическая архитектура в том виде, в каком она зародилась в аббатстве Сен-Дени, была призва­на выразить эту идею как можно более наглядно.



















    Сугерий не стал перестраивать всю церковь сразу. Сначала, он взял­ся за обновление вестверка (монументального западного фасада церкви, расположенного перпендикулярно главному нефу). Несмотря на то, что в XVIII-XIX веках эта часть здания сильно пострадала (северную башню пришлось сне­сти после неудачной попытки реконструкции), в ее очертаниях до сих пор жив дух нового начинания, предприня­того в 30-х годах XII века. В плане, вестверк имеет глубину в два проле­та и ширину — в три пролета. Три новых портала облегчили прихожанам доступ в старую церковь, и замаскировали несколько капелл, расположенных на верхних ярусах, внешние стены которых прежде слишком выступали за плоскость стены. Этот обновленный фасад, нартекс (пристройка перед входом в храм) которого оснащен группами массивных колонн и сводом нового типа с перекрещивающимися нервюрами, создает при взгляде снаружи впечатление, что его архитектурная конструкция, для человека того времени, обладала значимой символикой.



















    Благо­даря венчающим фасад зубчатым стенам, ритм и пластика которых подчеркиваются мощными контрфорсами, все здание выглядит подобно триумфальным воротам, или неприступному замку. В нем отразились и светское могущество настоятеля Сен-Дени, и амбиции наби­рающей силу монархии. А богатый скульптурный декор порталов, бронзовые ворота, (сохраненные по распоряжению Сугерия от старого здания), пояснительные надписи и постоянно повторяющийся на сте­не фасада мотив цифры три превратили вестверк в символичес­кое преддверие Небесного Иерусалима.










    Черты общего сходства с этим фасадом можно найти на старом фасаде церкви аббатства Сент-Этьен в Кане, места захоронения гер­цогов Нормандских и короля Англии Вильгельма Завоевателя, чьи потомки стали главными противниками французских монархов. Но церковьСен-Дени превосходит все созданные в более раннем стиле строения как по своим архитектурным достоинствам, так и по смысловому символизму. Новый западный фасад Сен-Дени представ­лял собой уже не просто усовершенствованную нормандскую модель, это был возрожденный вестверк эпохи Каролингов, возвращающий признание старинных традиций.

    Еще до завершения западного фасада Сен-Дени, в 1140 году, Сугерия, по его собственному выражению, почувствовал, что его «влечет» начать работы по реставрации внешнего вида и хора церкви. Завершены эти работы были в очень короткий срок — уже к 1144 году. Новый хор получил не столь очевидную символическую нагрузку, как фасад, но архитектурные качества его несравненно выше. Новая крипта и деамбулаторий (кольцевой обход для паломников вокруг главной апсиды), внутри которого сохранилась крипта старого зда­ния, были традиционно выполнены в романском стиле и имели довольно про­стые формы. А возвышающийся над ними новый хор отличался на­столько тонкой филигранной работой, что в 1231 году верхний ярус его пришлось перестроить, чтобы он не обрушился.




    В деамбулатории с изящными колоннами (на которых покоились массивные своды), плоскости стен уже были почти неразличимы. По контрасту, область, в которой располагались доходящие почти до пола окна, отличалась простором и светом. Вместо принятого ранее простого обхода, в новой церкви Сен-Дени использован деамбулаторий с двойной аркадой, отделенный от боковых нефов элегантными монолитными колоннами, которые принимают на себя тяжесть нервюрных сводов с таким изяществом, словно те вовсе не имеют веса. Своды внешней аркады объединены со сводами капелл, в результате чего создается единое, нерасчлененное пространство.

    Использованные в хоре церкви Сен-Дени бургундская стрельчатая арка и нормандский нервюрный свод были известны и ранее.
    Новиз­на проявилась в их сочетании. Сугерий и работавший с ним неизвестный архитектор создали из этих элементов великолепный санктуарий (священное место или алтарь, посвящённый божеству), ставший достойным завершением всего поразительного по своей красоте строения. Хор обновленной церкви в равной степени потрясал воображение как простого прихожанина, так и аббата, способного дать подобному сооружению утонченную аллегорическую интерпретацию.
















    Тот факт, что для возведения нового хора, примыкавшего к старому цен­тральному нефу (который был сохранен в неприкосновенности, ибо, согласно преданию, был освящен самим Христом) аббат Сугерий на­меревался привезти из Рима античные колонны, позволяет уви­деть истоки готической архитектуры – стиля, который, по общему мнению, является новаторским и неклассическим, в новом свете, а именно – как попытку возрождения старинных традиций. В то же вре­мя, новый хор и фасад придали историческому нефу новое восприятие. В соответствии с политической стратегией, старое и новое укрепляло и поддерживало друг друга и, по словам самого аббата, «будучи сведены воедино, образовало целое, по величию превосхо­дящее свои части».

    Разрабатывая планы реконструкции Сен-Дени, аббат Сугерий, опирался на классические теории риторики.
    В них он нашел как теоретическое обоснование для этих планов, так и прак­тическое руководство к их воплощению. В частности, благодаря со­четанию различных по характеру конструктивных частей здание церкви приобретало одно из классических ораторских достоинств —variatio (разнообразие). Не исключено, что крипта и расположенный над ней хор были выполнены в разных стилях под влиянием теории о том, что различным сюжетам речи оратора должны соответствовать раз­личные стили. А такое риторическое понятие, как aemulatio(подра­жание), понималось как задача создать нечто новое по высокочтимо­му старому образцу (в данном случае таким образцом послужил ста­рый центральный неф Сен-Дени с украшающими его колоннами); качество нового творения при этом оценивалось на основе досто­инств старого.













    Готическая архитектура церкви Сен-Дени стала не просто усовершенствованным образцом романского стиля. Это была первая попытка развить новое направление в архитектуре на основе критического изучения прошлого. Предпосылками для возникновения нового стиля явились архитектур­ные новшества 30-х годов XII века. Но, именно в аббатстве Сен-Дени, которое играло особую роль в судьбе французских королей, и во главе которого стоял образованный, и энергичный аббат Сугерия, они смогли обрести практику, необходимую для дальнейшего становления и развития готического стиля.




Источник:
#Франция@medieval_architecture



Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
akatov99
Sep. 29th, 2017 03:02 pm (UTC)
Аббатство Сен-Дени: замечательный объект, как цивилизационный монумент Франции.
Имеется спец. станция метро.
Надо сказать Париж безусловно лидер среди мегаполисов с точки зрения туриста и с этой же позиции осуждается местными горожанами.
90% туристических объектов сосредоточено в центре, что создает ложное впечатление малости этого мегаполиса.
Самые частые и удобные выходы/входы в метро. Изящнные мусоросборники и общественные туалеты(контраст с Нью-Йорком).
За один день удается посетить pieces of interest больше , чем в любом другом мегаполисе.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

sergeyurich
sergeyurich

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com