?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

    Я уже не однократно писал в ЖЖ (и не только) об истории села Тайнинского вообще и о главной его достопримечательности – Благовещенском храме (церкви Благовещения Пресвятой Богородицы), в частности (см., например: http://sergeyurich.livejournal.com/862570.html ).

    Но вот на днях, убедившись в том, что в интернете не так уж много фотографий этого архитектурного шедевра русского зодчества, решил совершить небольшое пешее путешествие к этой церкви (благо, идти мне не так далеко, не более получаса прогулочным шагом), чтобы сфотографировать эту замечательную церковь в деталях.







    К тому же, предлагаю вниманию всех любителей истории и архитектуры главу из книги Владимира Клейна «Памятники древнерусского искусства в дворцовом селе Тайнинском» (М., 1912 . Из Записок Московского археологического института. Т. XIX), посвященную Благовещенской церкви.

    До настоящего времени эта работа В. Клейна о селе Тайнинском является самой полной по объему привлеченных архивных материалов. Но, несмотря на это, никаких сведений об авторе не обнаружено.

    Глава из книги В. Клейна дается в незначительном сокращении по следующему изданию: «Связующая нить: Сборник документов, исследований и сочинений. – Мытищи, 2002». Все даты в цитируемом тексте даны по старому стилю. Примечания к авторскому тексту либо В. Клейна, либо мои (в этом случае – полужирный курсивом), либо М. А. Клычниковой, составившей сборник «Связующая нить» (в этом случае – простой курсив). Орфография и пунктуация также авторская.

    Весь иллюстративный материал (фотографии Благовещенской церкви) принадлежит, как уже было сказано, мне – Сергею Воробьеву sergeyurich (фотосъемка производилась 12 июня 2017 г.). Я разрешаю их использовать всем, но со ссылкой на автора.




    Владимир КЛЕЙН
    ЦЕРКОВЬ БЛАГОВЕЩЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

    Единственным памятником с. Тайнинского, дошедшим до наших дней, является его каменная церковь Благовещения Пресвятой Богородицы. Она стоит при самом впадении в Яузу речки Сукромки, вероятно на том же месте, где стояла старая, деревянная (Сведения о деревянной церкви относятся к 1628 году).

Яуза и Сукромка возле Благовещенского храма:











    Красота и оригинальность ее форм, богатство стенных украшений давно обратили на себя внимание специалистов и любителей русского искусства. Описание храма неоднократно появлялось на страницах специальных изданий.
    Впервые на него обратили внимание наши лучшие, для своего времени, знатоки русского искусства – профессор И. М. Снегирев и архитектор А. Мартынов. Из них первый дал краткий историко-археологический очерк, составленный не столько по документальным данным, сколько по преданиям старожилов и личному опыту, а второй сделал акварельный рисунок церкви. Этот очерк, помещенный в изданной ими «Русской старине в памятниках церковного и гражданского зодчества» (год 5. М. 1857 г.), послужил источником для всех остальных изданий.
    В 1878 году в журнале «Зодчий», В. П. Леонов и В. К. Веселовский поместили очерк церкви, составленный почти исключительно по изданию Мартынова, но к статье приложили отличные и весьма подробные чертежи, с соблюдением масштаба.
    Об остальных заметках о Тайнинском храме мы не станем говорить: все они пользуются одним источником и не добавляют ни одного слова ни об истории памятника, ни для исследования и описания его форм.

    Время построения Тайнинской церкви до сих пор не было известно. Профессор И. М. Снегирев замечает, что церковь не имеет своей летописи: «При обозрении плана, фасада и внешних украшений можно предполагать, что построение ее относится к XVI столетию; но как и в последующем веке, при сооружении церквей, нередко подражали стилю предшествующего, то могло статься, что она построена была в царствование Михаила или Алексея».
    В. П. Леонов указывает, что «ее конструкция, формы масс, в некоторых местах немного диких и чрезвычайно оригинальных, прямо свидетельствуют о времени построения, когда все оригинальное ценилось выше, чем когда-либо, именно – о времени царя Алексея Михайловича».
    Автор статьи о с. Тайнинском, помещенной в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, прямо называет время построения церкви – XVI век.






    К счастью, нам удалось разыскать в Москвовском Отделении Общего Архива Министерства Императорского двора документ с точным указанием на время построения церкви. – «Лета 7186 г. (1677 г.), сентября в 6 день, по Государеву цареву и великого князя Феодора Алексеевича всея Великая и Малыя и Белыя России самодержца указу казначею Ивану Богдановичу Камынину, да дьяком Феодору Милованову да Ивану Волкову, великий Государь царь и великий князь Феодор Алексеевич всея Великия и Малыя и Белыя России самодержец указал сделать на Казенном дворе в свое Государево дворцовое село Танинское, в новопостроенную каменную церковь Благовещения Пречистыя Богородицы, ко освящению сентября к 9 числу, к местным ко шти иконам пелены камчатыя, а средина атласу цветного; ризы камчатая, оплечье отласу цветного, со всею службою; на престол одеяние камчатое, а средина отласу цветного; на жертвенник одеяние дорогильное, да срачицы исподния киндячныя; на престол же покров да на сосуды церковные покровы ж и воздухи камчатые ж, со кресты кружева золотного или серебряного; к царским дверям завес дорогильный; на стол сукна красного полукармазину два аршина, ладану полфунта роснаго, три фунта белаго, и отдать тое ж церкви попу Александру».

(Небольшой глоссарий:
- «камчатый» - сделанный из камки – шелковой китайской ткани с разводами;
- «дорогильный» - шелковый, некроеный, несшитый;
- «киндячная» - красная, шелковая;
- «срачица» - сорочка, в данном тексте – чехол, покрывало;
- «кармазин» - тонкое ярко-алое сукно.
- «ладан росный» - пахучая смола, используемая при богослужении).

    Вторым документом о времени построения Тайнинской церкви является книга Патриаршего Казенного приказа за 7186 г. (1678 г.), где под статьею о Благовещенской церкви написано: «генваря в 24 день, по указу Святейшего Патриарха, в сей церкви доимку на прошлые 183, 184 и 185 года велено очистить и впредь не писать, потому что та церковь в тех годех строена каменная вновь, служб в ней не было, а приходские люди того села Танинского и деревень были в приходе к церкви Богоявления Господня, что построена на церковной Никольской пустовой земле, и в прошлом во 7185 г. обложена данью и писана в приходской книге». (Арх. Мин. Юст).

    Из приведенных документов видим, что каменная церковь была начата строением почти в год вступления царя Феодора Алексеевича на престол, в 1675 г., строилась три года и 9 сентября 1677 г. была освящена патриархом Кир Иоакимом (новгородский митрополит Иоаким Савелов (1620-1690), патриарх с 1674 года).





    Кто был зодчий Тайнинского храма, нам неизвестно (кстати, не известно до сих пор).
    Профессор Снегирев усматривает в нем иноземца или русского, учившегося у итальянских архитекторов. К сожалению, профессор Снегирев не указывает, на чем основано его предположение и какие формы рассматриваемого памятника свидетельствуют о работе иноземца, и если даже русского, то почему учившегося у итальянца, а не у архитектора какой-либо другой страны. В Тайнинском храме нет ни одной итальянской формы; технические приемы также ничего не говорят о присутствии итальянского мастера; следовательно, нет решительно никакого основания приписывать его иностранным зодчим.
    Кстати сказать, если профессор Снегирев относит время построения Тайнинского храма в XVII в., с удержанием форм XVI века, то нелишне будет задать вопрос, - какие итальянцы работали у нас в XVII веке, и какие памятники зодчества свидетельствуют о их работах в России в том столетии?

    Таким образом, указанное мнение Снегирева следует отнести к числу тех, какими страдали многие из наших прежних специалистов русского искусства, видевших чуть ли не в каждом более или менее выдающемся памятнике работу иностранцев. Московский Покровский собор служит тому назидательным примером.

    Семнадцатый век был расцветом русского искусства, во всех отраслях его; искусные мастера стояли на высоте своего призвания, обладали богатым художественным творчеством, и иностранцы были бы не в состоянии создать такой национальный памятник, с чистейшими русскими формами, так удачно скомбинировать его части, так ясно выразить и одухотворить эти формы. Рука иностранца тотчас бы наложила свой отпечаток; мы видим это в храмах Петровского времени, где рука иноземца сразу сказалась, хотя памятники этой эпохи и имеют в основе русские формы и вполне выражают идею национального понятия о русском храме.


    Перейдем к рассмотрению плана Благовещенской церкви.

    В плане своем, главная часть храма имеет четырехугольник, окруженный стенами, к которому непосредственно примыкает трапеза, одинаковой ширины с главной частью, но длиною составляющая немного более двух третей ее.




    Главная часть с трапезой соединяются одной широкой аркой. Вся трапеза обнесена с трех сторон, захватывая немного и главную часть, галереей. Галерея, расширяя трапезу, служит вместе с тем местом для хор – палатей, опирающихся на шесть квадратных столбов.
    Алтарная часть состоит из трех аспид – средней, более широкой и длинной, и двух боковых, для жертвенника и диаконика, соединяющихся между собой двумя арками, перекинутыми на стену для иконостаса. Алтарь от главной части отделен массивной каменной стеной.
    Из главной части храма ведут два выхода: один с северной стороны, другой – с южной. Из трапезной также два – с западной и южной стороны. Как трапеза, так и главная часть храма имеют окна в два света.

    Типичной особенностью Московского зодчества XVII века, примененной и в архитектуре Тайнинской церкви, является то, что сомкнутый свод храма нагружен пятью главками, которые не имеют для себя опоры в четырех внутренних столбах.







    Тайнинский храм имеет одну большую главу и четыре маленьких. Большая, внутри полая и открытая, в 8 узкими окнами, служит для увеличения света в храме. Четыре остальных главки также полые и имеют щелевидные окна.





    Главным украшением храма является его западная пристройка, имеющая вид теремного крыльца – лестницы. – С первой площадки главного входа ведут две лестницы в две угловые шатровые двухъярусные башенки, симметрично расположенные по углам западного фасада церкви.

    Каждый из шатров опирается на четыре толстые и короткие столба, вышиною около трех диаметров. Поверхность столбов в верхнем ярусе шатров состоит из винтообразно расположенных жгутовых валиков, огибающихся около оси столбов. Столбы нижнего яруса – квадратные, украшенные ширинками. Ярусы разделены богатым карнизом из тузов и пилы.

















Надвратная икона:




   Верхи, покрытые в настоящее время железом, состоят из шестигранных шатров и увенчаны главками с крестами.
    Обе лестницы, ведущие в шатры, висят на тянутых арках и, вместо баляс, огорожены высокой стенкой с ромбовидными ширинками.

    Центром всей группы служит полая каменная бочка, помещенная над главным входом. Она сложена из кирпича, по железному каркасу,  и, кроме того, скреплена шестью проемными связями. Каркас состоит из шести вертикальных железных полос.
    Сверху бочка увенчана плитою из мячковского камня.




    Сквозь арки всей пристройки глядят окна и двери на хоры с богатыми сандриками и наличниками, не давая глазу гладких, безжизненных плоскостей (сандрик – архитектурная декоративная деталь, украшающая фасад здания, в виде выступа, расположенного над проемом окна или двери).

    Нет сомнения, что мы имеем здесь превосходный пример заимствования форм деревянного зодчества.
Бочка, с окном внутри, существовала в деревянном Коломенском дворце и составляла обычную принадлежность в деревянной архитектуре.
    Интересно отметить, что и в русском каменном зодчестве уже имелся пример западной пристройки, аналогичной с пристройкой Тайнинской церкви. Фасад собора Василия Блаженного имеет такие же шатры, с лестницами на тянутых арках; но они несколько сложнее и не имеют бочки, замененной столповидной группой. – Мысль, которая навела зодчего на создание этой замечательной пристройки, имела целью вывести наружу лестницы, ведущие на хоры, из толщи стен, где они прежде обыкновенно помещались. Тайнинская церковь, будучи придворной, требовала свободного и широкого прохода на хоры царскому семейству: зодчему нельзя уже было пользоваться старинным приемом, - узкой винтовой лестницей, какую мы находим даже в Московском Благовещенском соборе (Благовещенский собор в Москве – возведен в конце XV века при Иване III на месте более ранних построек. Перестраивался в 1563-1566 гг. при Иване IV, росписи иконостаса были выполнены Феофаном Греком, Андреем Рублевым и др.).

    Наружные украшения Тайнинской церкви очень богаты. (См. южный фасад церкви).




    Ее толстые стены, в два аршина (аршин – мера длины, включающая 16 вершков или 0,71 м.), по углам скреплены пучками колонн, или, вернее, полуколонн (по пяти в каждом пучке), оканчивающихся маленькими квадратными капителями и узким пояском. В северо-восточном и юго-восточном углах колонны тянутся до цоколя; в других двух углах главной части, а равно по северной и южной стенам, около окон, эти колонны прерываются на середине стены там, куда достигает крыша трапезы.
    Окна главной части – двух родов: верхние узкие и длинные, с гофрированной перемычкой, и нижние – широкие и короткие. Те и другие с богатыми наличниками и сандриками.













    Порталы храма из составных колонн и различных мелких украшений, редкой красоты, имеют перемычки из ряда валиков с щипцами на верху.

























    Карниз главной части церкви состоит из ряда метких тузов (пиковых) и кирпичиков, положенных по косой в виде пилы.




    Над карнизом, с каждой стороны церкви, помещены закомары, как увидим ниже, переделанные из кокошников.

    Главки – в форме луковиц с восьмиконечными крестами. Шеи - с узкими щелевидными окнами, разделенными между собой колонками, с перехватами в середине, и соединяющимися вверху дугообразными перемычками. У основания каждая из шей окружена 4-мя кокошниками, поставленными на четырехугольное основание.










    Современная крыша, в довольно измененном виде против старинной, железная, на четыре ската.
    Трапезная – в два яруса, разделенных между собой карнизом из пилы. В верхнем ярусе помещено по три окна, выходящих на северную и южную стороны и отделенных друг от друга полуколоннами. Окна в нижнем ярусе значительно шире верхних, причем с южной стороны их два, так как между ними помещен портал, с высоким рундуком, а на западной – их три.
















    Алтарные полукружия разделены полуколоннами и покрыты высокой трехскатной кровлей, общей для всех полукружий.





    Обращаю ваше внимание на то, что В. Клейн описывает Благовещенскую церковь такой, какой она была в момент написания им этой работы (в 1912 г.), поэтому не всегда фотографии, сделанные мною спустя более века после этого, не всегда могут соответствовать описаниям В. Клейна. Хотя я старался подбирать их так, чтобы они соответствовали как можно больше.
Необходимо отметить, что нынешнее состояние Благовещенской церкви после ее последней реставрации, проведенной после ее возвращения РПЦ в 1990-х и особенно в 2000-х гг., намного больше соответствует ее первоначальному облику конца XVII века, чем то, в котором она была в начале века ХХ-го.  Но, несомненно, огромная заслуга в этом принадлежит историку архитектуры Владимиру Клейну. Вот что он сам пишет по этому поводу:
    «Мы дали описание здания храма в его нынешнем состоянии. Но наша цель восстановить, как по сохранившимся архивным сведениям, так и по исследованию самого памятника, вид храма при его постройке. Поэтому, мы перейдем к тщательному просмотру всех документов и извлечем из них все мельчайшие сведения о той или иной поправке в здании храма и его частях, и потом из общей сводки всех данных выведем заключение о его первоначальном виде».

    Если вас интересует продолжение статьи В. Клейна, где он самым тщательным образом описывает этапы ремонтом и реконструкций Благовещенской церкви  с 1728 года (год первого ремонта) до начала ХХ века, то я сделаю вторую часть настоящего поста.

    Ну а пока что, в качестве бонуса несколько фотографий природы (и не только), сделанных рядом с Благовещенской церковью.

    Вездесущие коты:




    Луговые цветы, необычайной красоты (несмотря на то, что рядом МКАД):




    Памятник Николаю II работы скульптора Клыкова (однажды взорванный, но восстановленный вновь):











Эти панельные дома еа заднем плане - Медведково:





    Благодарю за внимание.
    Сергей Воробьев.






   (Соавтором является Светлана Воробьева – большинство фотографий, которые вы видели, сделала именно она).



Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
ignaciodeloyola
Jun. 14th, 2017 02:23 pm (UTC)
Очень интересно!
Спасибо!

И ваши комментарии к фотографиям интересны - независимо от статьи)
Спасибо!

Edited at 2017-06-14 02:30 pm (UTC)
sergeyurich
Jun. 15th, 2017 07:42 am (UTC)
Пожалуйста!
livejournal
Jun. 14th, 2017 03:41 pm (UTC)
Владимир Клейн о Благовещенской церкви в Тайнинском
Пользователь vladimirtan сослался на вашу запись в своей записи «Владимир Клейн о Благовещенской церкви в Тайнинском» в контексте: [...] Оригинал взят у в Владимир Клейн о Благовещенской церкви в Тайнинском [...]
livejournal
Jun. 15th, 2017 02:45 pm (UTC)
Владимир Клейн о Благовещенской церкви в Тайнинском. Ч
Пользователь vladimirtan сослался на вашу запись в своей записи «Владимир Клейн о Благовещенской церкви в Тайнинском. Часть 2.» в контексте: [...] Первую часть с большим количеством фотографий см.: http://sergeyurich.livejournal.com/901377.html [...]
( 4 comments — Leave a comment )

Profile

sergeyurich
sergeyurich

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com